Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Понедельник, 11.12.2017, 12.14
Главная » 2008 » Август » 21 » Спрут 2008 – русская версия

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА: Форум юристов РФ поможет Вам!
13.34
Спрут 2008 – русская версия
Революция, о которой так долго мечтали добропорядочные россияне, свершилась. Власти кардинальным образом решили поменять тактику борьбы с коррупцией. Репрессивные меры, применяемые на Руси со времен Ивана Грозного, меняют на «итальянский метод» – профилактику и пропаганду. Но пока сами россияне уверены, что коррупция в нашей стране непобедима. А многие из них даже не знают, что «будут жить теперь по-новому».

Бороться с взяточничеством должны будут и сами граждане, для чего предлагается проведение целого комплекса профилактических мероприятий. Всего в Национальном плане противодействия коррупции, несколько десятков различных идей.
Дабы оградить госорганы от ненадежных сотрудников будут уточнены требования к соискателям вакансий государственных служащих. В отношении некоторых планируется введение контроля над доходами и имуществом. Причем правдивость сведений, представленных кандидатами в чиновники и судьи, будут проверять в том числе путем проведения оперативно-разыскных мероприятий (слежки, прослушивания и т.п.).

Не наступать на грабли

Официально «кормления» были отменены в 1556 году при Иване Грозном – за чрезмерность во взятках полагалась смертная казнь. В 1648 году в Москве имел место антикоррупционный бунт – толпа требовала расправы за вымогательство и казнокрадство над двумя чинами. Царь Алексей Михайлович отдал одного на растерзание, а второго казнил «по закону». Петр I также боролся с коррупцией исключительно репрессивными мерами.

С 2004 года ООН ввел новый праздник – Международный день борьбы с коррупцией (International Anti-Corruption Day), который ежегодно отмечается 9 декабря. В российском календаре праздничных дней, профессиональных праздников и памятных дат он пока отсутствует.

Уже 9 декабря 2004 года глава фонда «Индем» Георгий Сатаров заявил, что проблему коррупции нельзя решить увеличением количества контролирующих органов. Эффективный контроль может осуществляться только извне: «Это, во-первых, усиление политической конкуренции, а во-вторых, общественный контроль, включающий в себя деятельность общественных организаций и свободных СМИ».

Именно эта идея нашла место в Национальном плане, утвержденном 31 июля.

Презумпция подозрения

К поступающим на службу в правоохранительные органы (в т.ч. ГИБДД, ФСБ и пр.) предлагают предъявлять особые требования: возможности носить форму лишатся не только имевшие судимость (пусть даже снятую), но и те, кто был подозреваемым или обвиняемым, но уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Депутаты, судьи, прокуроры, следователи, адвокаты, члены избирательных комиссий и даже сам Владимир Владимирович могут лишиться особого иммунитета по уголовным делам. Сейчас эти и некоторые другие лица входят в особую категорию, предусмотренную Уголовно-процессуальным Кодексом РФ. Например, в отношении прекратившего исполнение полномочий Президента России уголовное дело может быть возбуждено только Генеральным прокурором РФ. Преследование депутата Госдумы возможно начать, получив согласие самого парламента. Многие из «особой категории» не могут в общеустановленном порядке быть задержаны, арестованы, обысканы и т.д.
Антикоррупционный план предусматривает «сокращение категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведения оперативно-разыскных мероприятий».

Честь имею

Для обеспечения добропорядочности государственных служащих предлагается разработать и ввести антикоррупционные стандарты – «запреты, ограничения, обязанности и дозволения, направленные на предупреждение коррупции».
Такие меры должны предупредить подозрения (как действительные, так и ложные) в отношении чиновников, а также и повысить их авторитет. Например, может быть решен вопрос пересечения так называемого «конфликта интересов». Вправе ли государственная организация заключать контракт с компанией, которой владеет племянник руководителя? Должен ли этот госслужащий уведомить вышестоящий орган о наличии таких родственных связей? До какого колена (троюродные братья, бабушка отчима и пр.)? А если партнер по госконтракту однокурсник или просто приятель чиновника, и они вместе пьют пиво? Все это может как свидетельствовать о коррумпированности, так и оказаться простым совпадением.

Законы зачастую бессильны ограничить взаимодействия госслужащих. Любую формальную норму можно также формально обойти, либо она становится бессмысленной. А вот стандарты поведения предусматривают достаточно субъективные ограничения и дозволения, за нарушение которых, в свою очередь, могут налагаться вполне конкретные дисциплинарные меры. Разумеется, если надзорные ведомства и руководители самих органов захотят их применять, а не будут расценивать любые обращения граждан как заведомо ложный «поклеп».

Гражданский контроль

Впервые за последние много лет госорганы предлагается поставить под контроль «институтов гражданского общества». Вот только что это за институты и какие реальные права им будут предоставлены – не разъясняется. Контрольные функции уже сейчас есть, например, у Общественной палаты и у уполномоченных по правам человека. Но деятельность первой пока не принесла сколько-нибудь реальных результатов, а даже самые громкие и неопровержимые заявления Владимира Лукина просто игнорируются.
В настоящее время некоммерческие организации (НКО) сами находятся под жесточайшем прессом со стороны чиновников. Введенное несколько лет назад законодательство позволяет госорганам, например, требовать всю переписку общественных объединений с гражданами. Даже если национальный план противодействия коррупции и делегирует НКО какие-либо права в отношении чиновников, никто не лишит этих самых подозреваемых в коррупции госслужащих изымать направляемые гражданами жалобы в «общественные институты» и иные собранные против них материалы! Во всяком случае в списке нормативных актов, в которые планируется внести изменения, скандального закона об НКО нет.
Глава государства – бывший преподаватель юридического факультета СПбГУ, видит проблему борьбы с коррупцией и в низком уровне подготовки правоприменителей – работников судов, прокуратуры и иных органов, призванных бороться с нарушениями в среде госслужащих. Дмитрий Медведев требует повысить качество образовательных программ в области юриспруденции, в том числе путем увеличения часов практической подготовки студентов. Также планируется ужесточение государственного контроля за качеством работы вузов, осуществляющих подготовку юридических кадров.

Предупрежден, значит вооружен

Особую роль в борьбе со взяточничеством отводят правовому просвещению: повышение правовой культуры общества в целом, а также формирование «уважительного и бережного отношения к частной собственности». Правительству России поручено принять меры по расширению сети государственных бюро правовой помощи и центров социальной помощи населению.

От реализации этих достаточно абстрактных антикоррупционных мер вполне конкретный коммерческий выигрыш получит одна телекомпания – ОАО «НТВ Плюс»: национальный план предусматривает «обеспечение условий для широкого доступа населения к специализированному правовому телевизионному каналу «Закон-ТВ». Он появился в эфире в январе этого года, входит в базовый пакет спутникового телевидения и позиционируется как «уникальный телевизионный проект, главная цель которого – правовое просвещение граждан». Правда, на сегодняшний день подавляющую часть круглосуточной сетки вещания занимают телесериалы «Адвокат» и «Следствие ведет Зиска», а также «Криминальная Россия».

Как Кремль планирует расширить охват аудитории, пока не ясно: или канал будет национализирован, или переведен на обычный диапазон телетрансляции, или из бюджета миллионам гражданам оплатят покупку и установку комплектов для приема спутниковых программ (около 6000 рублей). Также остается загадкой, как программа частной телекомпании попала в государственную программу – проводился ли конкурс или иные процедуры, исключающие сговор коммерсантов с чиновниками.
Предупреждать коррупцию в судах должна программа гласности правосудия – Президент России указал обеспечить размещение на соответствующих сайтах в сети Интернет решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Эта идея обсуждается уже более десятка лет. Сейчас в Интернет публикуются решения арбитражных судов (правда, далеко не все – по Санкт-Петербургу только половина), а также Конституционного и Верховного Суда России. Принятые акты судами общей юрисдикции (мировыми, районными, городским и пр.) недоступны даже журналистам, а против их полной публикации выступают некоторые представители Верховного Суда России и Совета судей. До сих пор нет ни одного нормативного акта, регулирующего вопрос транспарентности (доступности) судебных решений. Проект соответствующего федерального закона еще два года назад был внесен на рассмотрение Госдумы, но пока принят только в первом чтении. Причем основным препятствием остается отрицательный отзыв Правительства России, которому Дмитрий Медведев как раз поручил немедленно обеспечить публикацию судебных актов. Примечательно, что и этого законопроекта нет в перечне нормативных актов, первоочередное принятие которых должно пресечь коррупцию в нашей стране.

Борзые щенки XXI века

Из многостраничного стратегического плана не ясно только, когда предложенные меры будут реализованы. А главное – не дается определения коррупции. План явно рассчитан на борьбу исключительно с материальной зависимостью чиновников, то есть против взятой как в виде конкретных денежных подношений в конвертах, так и в форме подарков, дивидендов по акциям, авторских гонораров и т.п.

Но ни одна из предлагаемых мер не поможет бороться с куда более опасной формой коррупции – политической. Когда, например, чиновники расторгают договора аренды государственного имущества с рекламной компанией, которая на выборах размещала щиты оппозиционной партии. Когда в редакциях неугодных газет начинают изымать компьютеры, так как на них может быть установлен пиратский софт. Когда в центре города разрешают митинг в поддержку власти, а «Марши несогласных» запрещают или ограничивают под любыми возможными и невозможными предлогами. И так далее.

Возможно, наблюдая такую ситуацию, сами жители нашей страны уверены в непобедимости коррупции. Так считают 57 процентов россиян, опрошенных фондом «Общественное мнение». В возможность искоренения коррупции верит только 29 процентов. 45 процентов респондентов считают, что за последние год-два коррупция увеличилась, 16 процентов уверены в коррумпированности всех чиновников, тогда как в их поголовную добропорядочность не верит никто.

Опрос проводился через 11 дней после подписания Национального плана противодействия коррупции, но о нем знали всего лишь 13 процентов респондентов. Примерно одинаковое число опрошенных верит и не верит в то, что реализация этой программы приведет к снижению уровня коррупции в России.

Антон Одынец,
Фонтанка.ру

Обсудить на форуме!

Категория: Право и СМИ | Просмотров: 354 | Добавил: Administrator