Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Понедельник, 18.12.2017, 11.52
Главная » Статьи » Процессуальное право

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ПРОВЕРОЧНОЙ ЗАКУПКИ НА СТАДИИ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ
Результаты проверочной закупки как оперативно-розыскного мероприятия нередко становятся предметом конфликта функций обвинения и защиты, которые наиболее остро проявляются на стадии судебного разбирательства, ибо именно здесь априори создаются условия для максимальной реализации принципа состязательности.
В силу обстоятельств субъективного и объективного характера органы предва-рительного расследования не стремятся проверять законность и обоснованность прове-дения ОРМ. Избегает этой проверки и прокуратура при осуществлении прокурорского надзора за предварительным расследованием.
Поэтому зачастую именно в ходе судебного разбирательства выясняется отсут-ствие законных оснований для проведения ОРМ, и, даже более того, способы выяв-ления и пресечения девиантного поведения порой превращаются в провокацию прес-тупления.
При этом провокация может иметь место и вследствие нечеткости правого ре-гулирования ОРМ, в частности, проверочной закупки, её оснований, порядка проведе-ния, предоставления её результатов органам следствия или суду, а также её оценки. Фактически законодатель допустил не только право оперативных сотрудников на усмотрение, но и право на толкование нормативных актов, тем более что ОРМ регулируется не только и не столько федеральным законом, сколько ведомственными актами.

В судебном заседании участники процесса нередко сталкиваются с фактическим противодействием со стороны оперативных служб, проводивших конкретное ОРМ, попыткам выяснения обоснованности его проведения, а также оценки его на предмет допустимости с точки зрения законности. При этом они ссылаются, как правило, на секретность мероприятия, невозможности представить суду дело оперативного учета в силу наличия грифа «секретно», сведений о поступившей информации и датах её регистрации и т.д.

Нельзя не согласиться с Ю.В. Астафьевым[1], который считает, что не может служить оправданием утверждение практических работников об особой секретности данного мероприятия.
Из положений федеральных законов «О государственной тайне» от 21.07.1993 г. №5485-1(с послед. изменениями) и «Закона об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г. №144-ФЗ (с послед. изменениями), Указа Президента РФ «О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне» от 11.02.2006 г., ведомственных приказов, регулирующих оперативно-розыскную деятельность, а также методических рекомен-даций по организации секретного делопроизводства, по ведению дел оперативного учета и организации оперативной работы следует, что конфиденциальный характер носят лишь сведения об источнике конфиденциальной информации, тактики проведения ОРМ, расстановки сил и средств, размещения их в пространстве, да и то при определенных условиях необходимости сохранения конфиденциальности (в случае, если легализации таких сведений может поставить под угрозу жизнь и безопасность конфидентов либо нанести ущерб в будущем оперативно-розыскной деятельности).
К сожалению, как показывает практика, судьи не всегда достаточно четко и пол-но представляют себе суть оперативно-розыскного мероприятия, в частности, «проверочной закупки».
Проверочная закупка как вид ОРМ - это направленная деятельность сотрудников оперативно-розыскных органов с привлечением конфидентов по оказанию воздействия на реализацию заранее возникшего у объекта преступного умысла с целью предотвращения или пресечения совершения тяжкого преступления.
Именно исходя из этого субъект уголовного преследования (следователь, а затем и государственный обвинитель) должен представить суду доказательства уже сложившегося у обвиняемого (подсудимого) преступного умысла на совершение тяж-кого преступления. Если же данный умысел формируется у данного лица оператив-ными сотрудниками (конфидентом), то речь может идти, безусловно, о провокации преступления.
Закон об оперативно-розыскной деятельности определяет три направления ис-пользования результатов ОРМ. Первое относится к уголовному процессу, второе - к сфере самой оперативно-розыскной деятельности, а третье связано с принятием решений о допуске лиц к сведениям, составляющим гостайну, и допуску к определенного вида работам.
Мы рассмотрим проблемы использования результатов ОРД[2] в уголовно-процес-суальном аспекте.
В соответствии со ст. 11 Закона об ОРД предоставление результатов оперативно-розыскной деятельности в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД.
Сам порядок предоставления суду результатов ОРМ регулируется Инструк-цией.[3]
Сразу же возникает вопрос: а что же понимать под «результатами ОРД»? Исходя из положений Закона об ОРД – это фактические данные, полученные оперативными подразделениями в соответствии с Законом об оперативно-розыскной деятельности о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, о субъектах этих действий и т.д.
Эти результаты отражаются в оперативно-служебных документах – рапортах, справках, сводках, актах, отчетах, агентурных сообщениях и т.п. К ним могут прила-гаться предметы и документы, полученные при проведении ОРМ, в том числе в ходе так называемых литерных мероприятиях. При использовании оперативно-технических мероприятий могут прилагаться материальные носители фиксации информации – фонограммы, видео- и фото- носители, электронные носители, слепки, отпечатки и т.д.
Следует иметь ввиду, что в силу ст. 89 УПК РФ сами по себе результаты ОРД не являются доказательствами, а лишь служат основой для их формирования. В нашем примере мы имеем дело с результатами проверочной закупки, которые предос-тавляют оперативные подразделения в виде актов осмотров конфидентов и транспорт-ных средств, пометки денег, используемых для ОРМ, или их ксерокопии, акты выдачи конфидентами предметов (наркотики и т.д.), оставшихся денежных купюр, акты выда-чи денег фигурантами.
Если ОРМ осуществлялось с оперативно-техническим сопровождением, то также предоставляются соответствующие носители (которые в последствие могут подвергаться экспертному исследованию на предмет отсутствия признаков монтажа).
Чтобы всё перечисленное стало допустимым доказательством, необходимо при-дать ему процессуальную форму. В частности, материальные носители информации должны пройти экспертное исследование; конфидент и другие участники ОРМ должны быть допрошены относительно легализованных действий; предметы приобщены в ка-честве вещественных доказательств и т.д.
Теперь переходим к волнующей нас проблеме – где та грань обоснованности, разумности и достаточности процессуального проникновения в оперативно-розыскную деятельность? Ведь УПК РФ, впрочем, как и Федеральные законы, регулирующие сферу оперативно-розыскной деятельности и соблюдение государственной тайны, не регулируют эти вопросы.
Начнем с того, что начальник органа, проводившего ОРД, обязан предоставить органу предварительного расследования (а тем самым и суду, поскольку данные доку-менты приобщаются к уголовному делу на стадии следствия) рассекреченные материа-лы дела оперативного учета, в рамках которого проводилась проверочная закупка.
К этим документам, в первую очередь, относятся постановление о заведении дела оперативного учета и постановление о проведении проверочной закупки.
Суд, ознакомившись с данными документами, проверяет:
- проведено ли ОРМ после или до заведения ДОУ[4] (в практике оперативных служб имеются случаи заведения ДОУ после проведения ОРМ с положительными результа-тами);
- наличие необходимых реквизитов: даты и места заведения ДОУ, регистрационный номер, основания его заведения (из фабулы постановления);
- уполномоченным ли лицом заведено дело и утверждено постановление.
Аналогично оценивается и постановление о проведении ОРМ.
В случае необходимости целесообразно запрашивать журнал регистрации дел оперативного учета для сопоставления дат заведения и регистрации, дату направ-ления в информационный центр регистрационной карточки на дело, журнал регистрации секретной корреспонденции.
При этом следует иметь ввиду, что инициировать проверку и её пределы могут как стороны, так и сам суд по собственной инициативе, поскольку в силу ст. 86 УПК РФ ему предоставлено право собирать доказательства.
Однако возникает парадоксальная ситуация. Поскольку перечисленные выше документы имеют гриф «секретно», то знакомиться с ними имеют право лишь лица, имеющие оформленный в соответствии с федеральным законом допуск к работе с секретными документами. Такого допуска большинство судей первой инстанции, как правило, не имеют, поэтому их ознакомление с этими документами будет нарушением законов о государственной тайне.
Кроме того, и защитник, и государственный обвинитель также не имеют допуска к работе с секретными документами[5], поэтому не может быть реализован принцип состязательности.
Представляется, что проблема может быть разрешена путем дачи обстоятель-ного заключения прокурором по вопросам, представленным сторонами. Поставленные сторонами вопросы, обсужденные всеми участниками процесса и судом, облекаются в форму постановления, которое направляется прокурору, а рассмотрение дела отклады-вается на определенное судом время. При этом и поставленные прокурору вопросы, и время, отведенное для дачи заключения, должны быть обязательны для прокурора.
Полученное заключение прокурора может быть признано доказательством в соответствии со ст. 84 УПК РФ и на основании ст. 286 УПК РФ подлежит иссле-дованию и приобщению к материалам дела.

Можно выделить несколько актуальных проблем, возникающих у судей и участ-ников процесса при оценке доказательств.

1. Суд должен оценить соответствие названия ОРМ его содержанию. Нередко оперативные службы называют ОРМ соответствующим термином, хотя факти-чески проведено совсем иное ОРМ (наблюдение и проверочная закупка, прове-рочная закупка и оперативный эксперимент и т.д.). Если оперативные службы представили сведения о проведении проверочной закупки, а фактически провели другое ОРМ, все полученные доказательства следует признать недопустимыми.

2. Суд обязан дать оценку способам и методам фиксации производства ОРМ (применение спецсредств должно быть отражено в предоставленных органам следствия или в суд материалах, в частности, в постановлении о проведении ОРМ).

3. В деле оперативного учета должны быть зафиксированы основания для проведения ОРМ и способы воздействия на контролируемых лиц с целью стимулирования их преступного умысла.

Таким образом, суд обязан дать четкую правовую оценку юридической природе ОРМ, основаниям и условиям его проведения, фиксированию самого мероприятия и его результатов.

Остановимся на основаниях проведения ОРМ – проверочная закупка.
Основанием для её проведения может стать лишь обоснованное предположение оперативных сотрудников о наличии в действиях или поведении контролируемого лица признаков реального противоправного поведения или конкретного и направленного умысла на совершение преступления.
Мы не случайно выделили здесь три основополагающих момента для проведе-ния ОРМ:
-обоснованности предположения,
-реальности противоправного поведения
-или конкретного и направленного умысла.
Об обоснованности можно вести речь лишь тогда, когда сведения получены из достоверного источника, проверены и оценены.
Противоправность поведения должна быть не мнимой, а реальной, о чем могут свидетельствовать, например, результаты оперативного наблюдения.
О конкретности и направленности умысла свидетельствуют, конечно же, кон-кретные действия контролируемого лица.
Дело в том, что основанием проведения ОРМ «проверочная закупка» являются результаты иных ОРМ (наблюдение, контроль телефонных и иных переговоров), опро-са заявителей или разведопроса иных лиц, агентурные сообщения и т.д.

Особое внимание суда должно быть обращено на постановление оперативно-розыскного органа о проведении ОРМ. Поскольку постановление выносится на основании анализа результатов оперативных мероприятий в отношении фигуранта (разрабатываемого лица как объекта ОРМ), то суду следует выяснять, имела ли место разработка фигуранта или дело фактически заведено после положительного результата ОРМ.
Проверить это несложно путем истребования сведений о времени регистрации дела оперативного учета, регистрации информации (сообщений, агентурных записок, результатов наружного наблюдения, рапортов и т.д.).
В рамках данной статьи мы не рассматриваем проблемы фактических ошибок при проведении ОРМ, совершение фигурантом деяния, выходящего за пределы пред-полагаемого объема и т.д. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание, так это на необходимость установления в действиях конфидента формального характера содействию преступления. В противном случае при установлении в действиях конфидента мотива уголовно-наказуемого подстрекательства нельзя вести речь о законности ОРМ, поскольку в таком случае уже конфидент (или оперативный сотрудник посредством конфидента) формирует преступную мотивацию действий у фигуранта, который в иной ситуации воздержался бы от совершения преступления.

Информация предоставлена Интернет-порталом ГАС «Правосудие»

Категория: Процессуальное право | Добавил: (25.02.2008) | Автор: Владимиров Михаил Казимирович
Просмотров: 1364