Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Воскресенье, 25.08.2019, 20.29
Главная » 2007 » Май » 25 » Подозрение развеяно. Конституционный суд вступился за водительских вдов.

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА: Форум юристов РФ поможет Вам!
13.15
Подозрение развеяно. Конституционный суд вступился за водительских вдов.
Вчера Конституционный суд погрузился в большие проблемы обычных людей: сперва огласил постановление в пользу вдов и сирот, а потом рассмотрел дело о неудачливых кредиторах.

Если умирать от несчастного случая, то нужно это делать обязательно на рабочем месте и желательно в рабочее время - тогда компенсация обеспечена. Но здесь, конечно, имеет большое значение профессия. Вот из оглашенного вчера постановления Конституционного суда становится ясно, что гибель профессионального водителя за рулем - это те самые необходимые производственные условия.

Просто Конституционный суд проверял четвертый абзац 12 части 230 статьи Трудового кодекса РФ по запросу Ухтинского горсуда из Республики Коми. В местном суде оказались сразу две трагические истории: в 2003 году два водителя, В.А. Сергеев и А.В. Середин, погибли, возвращаясь из командировок. С каждым из них в автомобиле был пассажир: Середин, возвращаясь из Сыктывкара, прихватил по просьбе своего шефа его брата, а Сергеев повез на скважину геофизика, да только автомашина упала в реку. В обоих случаях остались вдовы и дети. Уголовные дела в отношении водителей прекратили, поскольку они умерли. Вот только региональное отделение Фонда социального страхования по Республике Коми отказалось выплатить пособие по утрате кормильца семьям погибших, ссылаясь на оспариваемую норму. И Конституционный суд проверил на соответствие Основному закону положения, согласно которым семье, лишившейся кормильца, не предоставляется обеспечение, "в случае совершения застрахованным работником - водителем автотранспортного средства в ходе выполнения трудовых обязанностей проступка, содержащего по заключению правоохранительных органов признаки уголовно наказуемого деяния, не признаваемого в качестве несчастного случая, связанного с производством".

Судьи КС, изучив ситуацию, признали оспариваемые положения не противоречащими Основному закону, но с весьма любопытной мотивировкой. Они указали на сложившуюся правоприменительную практику, когда правоохранительные органы, углядев в подобных ситуациях признаки уголовно наказуемого деяния (пассажиры ведь погибли), приходили к выводу, что такой водитель "в момент причинения ущерба своему здоровью или жизни не исполнял возлагаемые на него трудовые обязанности". И семья выплат по утере кормильца не получала. Однако судьи напомнили, что как раз Сергеев и Середин в этот самый момент находились на производстве: "необходимо учитывать, что пострадавшими оказались водители, которые в ходе управления автомобилем по заданию работодателя фактически исполняли свои трудовые обязанности".

Мало того, при отказе в страховых выплатах, указано в постановлении, "правовые нормы, которые будут положены в основу правоприменительных решений, включая судебные, должны быть точными и конкретными". То есть правоохранительные органы должны подтвердить, что у этого водителя был умысел "на причинение вреда своему здоровью или жизни". Правда, со скрытым юмором судьи КС замечают, что заключения правоохранительных органов "о характере действий пострадавшего фактически имеют возможность оценивать лишь внешние признаки его поведения", а установить "наличие в этих действиях (бездействии) вины, в том числе в форме умысла, исключается, и такое заключение по сути представляет собой лишь предположение". А если умысел не доказан, то все сомнения нужно толковать в пользу пострадавшего, значит, семье положены выплаты.

Представитель Совета Федерации в КС Елена Виноградова уверена, что "в любом случае заявители выиграли". Она считает, что постановление меняет сложившуюся правоприменительную практику, ведь раньше "было бы достаточно указания соответствующих органов, чтобы подозревать возможность совершения преступления, сейчас же КС указал, что этого недостаточно, что в любом случае должно быть решение суда, а комиссия должна учитывать другие обстоятельства".

Также вчера Конституционный суд проверял на соответствие Основному закону третий абзац 1-го пункта 446-й статьи Гражданского процессуального кодекса. В КС поступили жалобы от двух кредиторов, которые настаивали, что включение в перечень необходимого имущества (а такое имущество нельзя изъять для покрытия долга) земельного участка, использование которого не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, нарушает права кредиторов.

В реальной жизни эти истории, по рассказам представителей обоих заявителей, выглядели обыденно и грустно. Так, по словам Ольги Штейнбок, представлявшей Владимира Безменова из Томска, дело было так: "Два человека дружили семьями, один у другого занял денег под расписку и не вернул. История банальная, может случиться с каждым.

Выяснилось потом, что вся эта дружба была для получения денег, что уже не одного человека в городе заемщики обманули". А неприятности Николая Калабуна из Саратова, как пояснил его представитель Дмитрий Кутепов, тоже могут свалиться на любого: "Должник по принципиальным соображениям не желает возмещать вред, причиненный автомобилю в дорожно-транспортном происшествии, похоже, что считает себя очень крутым. На всех судебных заседаниях заявлял, что "у меня все есть, но на меня ничего не оформлено", что "готов всю жизнь быть нищим, но ничего не отдам". Если б были нормальные "белые" доходы, можно было бы добиваться возмещения таким путем, но он, по нашим сведениям, работает строителем, получает по меркам региона неплохие деньги, но, видимо, "черным налом". И вот единственное имущество, которое оформлено на него, - это земельный участок".

Решение по делу о неудачливых кредиторах КС вынесет через месяц.

Опубликовано в "Российской газете" (Федеральный выпуск) N4373 от 25 мая 2007 г.

Категория: Право и СМИ | Просмотров: 619 | Добавил: Administrator