Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Воскресенье, 25.08.2019, 20.19
Главная » 2007 » Май » 29 » Прицельное финансирование.

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА: Форум юристов РФ поможет Вам!
22.20
Прицельное финансирование.
Анатолий Сердюков ужесточает в армии финансовый контроль и планирует строить доступное офицерское жилье.

Нашу армию ждут большие перемены. Самый гражданский из всех российских министров обороны - Анатолий Сердюков за три с небольшим месяца после вступления в должность сумел доказать, что роль статиста в высоком кресле не для него. О внезапных, как снег на голову, проверках нового главы оборонного ведомства в армии уже складывают истории. Но главные экономические, кадровые и жилищные реформы наших военных, похоже, ждут впереди. О планах реформирования армии и флота Анатолий Сердюков рассказал на "Деловом завтраке" в "Российской газете".

Младших офицеров поддержат рублем

Российская газета | Всех военных, не зависимо от их ранга, интересует, будут ли повышать денежное довольствие?

Анатолий Сердюков | Будут. К январю 2009 года должны дважды повысить оклады. Кроме того, мы найдем какие-то внутренние резервы, чтобы материально поддержать младших офицеров, начиная от лейтенанта. Это менее всех оплачиваемая категория офицеров, да еще находящаяся в наиболее сложных условиях службы. Мы рассматриваем сегодня несколько вариантов улучшения их материального положения и обязательно решим этот вопрос.

РГ | Программа перевооружения Российской армии до 2015 года финансируется в объеме 5 триллионов рублей. Нужны ли какие-то дополнительные контрольные органы за прохождением таких финансовых потоков? Или достаточно тех структур, которые имеются у вас в подчинении?

Сердюков | Их недостаточно. Потому и финансово-экономическую службу решено строить на совершенно иных условиях. Внутри службы есть контрольно-ревизионное управление. При этом отдельно будут работать организационно-инспекторское управление и финансовая инспекция. Мы собираемся также усилить роль военно-научного комитета. Там будут проводить мониторинг и изучать формирование цен на военную продукцию.

Я думаю, что и военная приемка должна играть важную роль. Мы хотим ее реанимировать, вернуть к тому состоянию, когда, как в прежние времена, без участия представителя военной приемки на предприятиях оборонно-промышленного комплекса не решался ни один вопрос. Сейчас военпреды по сути превратились в сотрудников этих предприятий.

Все это надо, во-первых, привести в порядок. Во-вторых, понять, как стимулировать труд военпредов, чтобы они не шли на соглашения с производственниками в ущерб интересам минобороны. Для этого мы рассматриваем возможность возвращения военпредов в воинские части. Чтобы осознавая себя полноценными представителями Вооруженных сил, они не пропускали продукцию плохого качества. Заодно продумаем систему ротации этих офицеров. Военпред не должен находиться на одном предприятии более двух, максимум трех лет. У нас ведь как привыкли: попал в золотую карету, вот и едет в ней всю жизнь.

РГ | Любые закупки для армии сейчас невозможны без проведения конкурсов. Но иногда они превращаются в формальность.

Сердюков | Федеральный закон 2005 года N 94 требует от всех государственных органов и учреждений проведения конкурсов, даже когда производитель - единственный. Конечно, это объективно накладывает определенный элемент формальности. Поэтому президент Владимир Владимирович Путин дал поручение главе Роспрома заняться этим вопросом и подготовить в данный закон изменения в части контрактов в рамках гособоронзаказа.

Военных сократят потихоньку

РГ | Последние громкие отставки в министерстве обороны как-то связаны со злоупотреблениями? В частности, чем объясняется увольнение главкома ВВС Владимира Михайлова?

Сердюков | Он уволен по возрасту. Причем Владимир Сергеевич лично попросил меня о своей отставке, хотя мог служить до ноября. Он пришел ко мне и сказал: "Хочу уволиться, я подготовил хорошего сменщика - своего заместителя по авиации".

РГ | А что вы можете сказать по поводу отставки генерала армии Московского, который курировал закупки вооружения?

Сердюков | Он также уволен президентом России по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

Что касается вопросов закупки вооружения, политики перевооружения Вооруженных сил в целом, то сам подход к их реализации, я считаю, является верным. То, что закупки централизовали, аккумулировали в одних руках, - это правильно.

При этом, конечно, отдельные процедуры в этой сфере требуют оптимизации и совершенствования.

Прежде чем заключать контракты, надо внимательно разобраться, например, какое вооружение надо закупать в первую очередь. По каким-то закупкам необходимо концентрировать средства и совершать сделки целенаправленно, не размазывая деньги. Единый центр закупок позволяет это делать.

РГ | Сегодняшнюю численность Вооруженных сил можно считать оптимальной?

Сердюков | До 2011 года Вооруженные силы будут сокращены до 1 миллиона 100 тысяч. Именно такая численность является оптимальной для эффективного решения задач, поставленных перед армией и флотом нашей страны.

При этом процесс дальнейшего сокращения численности будет осуществляться в плановом порядке, преимущественно за счет увольняемых военнослужащих, выслуживших установленные законодательством сроки.

РГ | В отношении сокращения Центрального аппарата министерства обороны есть планы?

Сердюков | Центральный аппарат минобороны - это не раз и навсегда образованная структура. Она должна отвечать тем задачам, которые на нее возлагаются. Естественно, что коррекция этих задач в соответствии с современными требованиями предполагает и возможные изменения самой структуры.

26 декабря прошлого года президент России подписал указ, по которому фонд денежного довольствия остается прежним даже после сокращения численности федеральных ведомств. Это - хорошая возможность для соответствующих руководителей через оптимизацию стимулировать труд своих подчиненных.

Мы сейчас проводим анализ, в том числе и исторический, по состоянию Вооруженных сил в различные периоды. Сравниваем соотношение численности войск и Центрального аппарата. Есть интересные предварительные результаты, которые могут быть использованы в современных условиях. Но спешка и кампанейщина в этом вопросе не уместны.

РГ | Вы говорите о сокращениях, а между тем вам увеличили число заместителей.

Сердюков | Заместителей не стало больше. Просто начальник Службы экономики и финансов, который до начала проведения административной реформы имел ранг заместителя министра обороны, получил его снова. Это отражает приоритетность поставленных задач в финансово-экономической сфере Вооруженных сил.

РГ | В армию приходят великовозрастные солдаты-контрактники. А молодые лейтенанты не знают, как с ними работать. Нет ли планов увеличить время подготовки в военном училище, скажем, с 4 до 6 лет, и несколько сократить обучение офицеров в академии?

Сердюков | Полагаю, что в настоящее время такие изменения в отношении сроков обучения в военных академиях нецелесообразны. Офицер служит, и, понятно, что знаний, полученных в училище, особенно на руководящих должностях, со временем становится недостаточно. Его знания должны соответствовать занимаемой должности. Академии как раз и позволяют их дать, чтобы офицер уверенно перешагнул на следующую ступень своей карьеры.

Но вот с чем я действительно согласен, так это с необходимостью готовить офицеров для работы не с 18-летними мальчишками, а с солдатами-профессионалами. Командир должен быть соответственно подготовлен и в вопросах службы быть намного выше своих подчиненных.

РГ | В 2008 году после отмены ряда отсрочек ожидается приток в армию солдат с высшим образованием. Вы думали, как их лучше использовать на службе?

Сердюков | Я вообще здесь не вижу какой-либо проблемы. В Вооруженных силах достаточно должностей и специальностей, в том числе и для рядового состава, которые требуют высокой квалификации. Полагаю, что и общий уровень культуры взаимоотношений военнослужащих безусловно повысится. И здесь, обращаясь к сегодняшним студентам, я хотел бы сказать, что всем, кто придет служить, найдется место в соответствии с уровнем их подготовки.

РГ | Как вы считаете, служба по призыву необходима молодым мужчинам как некая школа возмужания или надо переходить на контракт?

Сердюков | Сейчас, через много лет, я уверен: в военной службе есть много полезного, что может пригодиться в жизни вообще. Человек приобретает полезный опыт общения со сверстниками в большом коллективе, выполняя достаточно сложные задачи.

В период моей службы в армии служили в основном молодые ребята. А сейчас приезжаешь в гарнизон и видишь контрактников 25-30 лет, то есть совершенно других, взрослых людей. Они осознанно пришли в армию, и отношение к службе у них другое. Поэтому я считаю, что служба по контракту - это перспективно.

РГ | В 2009 году планируется перевести на контракт все должности младших командиров. Вы поддерживаете эту идею?

Сердюков | Конечно, поддерживаю. В настоящее время мы завершаем формирование Федеральной целевой программы по переходу младших командиров и плавсостава на контрактный способ комплектования к 2011 году. Наличие на сержантских и старшинских должностях профессионально подготовленных специалистов позволит существенно изменить состояние дел в Вооруженных силах.

РГ | В следующем году в армию начнут призывать на один год. Не опасаетесь всплеска дедовщины?

Сердюков | Причины возникновения неуставных взаимоотношений носят более глубокий характер и не обусловлены исключительно продолжительностью сроков службы. При этом я уверен, что переход на одногодичный срок службы позволит заметно снизить остроту этой проблемы. Как было прежде: первый год солдат учился и служил, а во второй - "готовился к возвращению домой". Сейчас такого не будет. Любой призывник сначала должен будет попасть в учебный центр и получить там армейскую или флотскую специальность. А оставшееся время он в любом случае будет служить по специальности.

РГ | Хотелось бы, чтобы солдат поменьше махал метлой.

Сердюков | Я вообще считаю, что военнослужащие должны заниматься только службой и боевой подготовкой. А хозяйственные задачи должны решать другие, гражданские специалисты. Но для этого, конечно, нужно решать проблему оплаты труда этой категории работников.

За "дедовщину" отвечает командир

РГ | Насколько быстро и с какой степенью достоверности вы получаете информацию из войск?

Сердюков | Система докладов о состоянии дел в войсках работает достаточно эффективно, хотя бывают и "сбои". Некоторым командирам я уже сделал "внушение", чтобы они знали: за попытку скрыть или приуменьшить масштабы ЧП они будут привлечены к ответственности.

Систему информирования надо регламентировать буквально до минуты. Чтобы была четкая картина, какие доклады, в течение какого времени и кто должен получать.

РГ | Насколько наша армия, военные вузы используют при обучении опыт афганской и чеченской войн?

Сердюков | На опыте войн и вооруженных конфликтов, в том числе в Афганистане и Чечне, строится вся система подготовки и обучения военных кадров. Другое дело, что практический опыт ветеранов - непосредственных участников этих конфликтов мог бы найти лучшее применение. Вся служба в войсках должна строиться на основе этого опыта. К сожалению, сейчас не всегда так происходит. Будем привлекать к этой работе боевых генералов и офицеров.

РГ | Чтобы в армии что-то изменить, вам придется совершить кадровую революцию.

Сердюков | Не думаю, что нужна революция. Нужно более эффективно использовать опыт тех, кто уже служит, и больше внимания уделять подготовке нового поколения офицеров.

РГ | Когда-то все промахи в боевой учебе сваливали на недостаток топлива. То, что вы увидели на полигонах, порадовало, встревожило или оставило равнодушным?

Сердюков | Боевую подготовку надо улучшать. У минобороны на сегодняшний день достаточно всего - денег, боеприпасов, топлива. Надо только вплотную заниматься делом. В программы боевой подготовки заложены серьезные тактические и командно-штабные учения, в том числе и совместные с армиями зарубежных государств. То есть боевая учеба набирает обороты.

Военная квартира без излишеств

РГ | Анатолий Эдуардович, в командировке в Чите вы заходили в общежитие для малосемейных офицеров, прапорщиков и контрактников. Сложилось впечатление, что увиденное там вас не сильно обрадовало.

Сердюков | Мне там многое не понравилось. 14-метровая комната - тут тебе и кухня, и столовая, и спальня, и детская. Всё в одном помещении. Нет места даже стиральную машину поставить.

Я убежден: не должен командир части думать, как ему расселить подчиненных. У него совершенно другие задачи. Для офицера, прапорщика, контрактника в гарнизоне должно иметься соответствующее его должности жилье.

РГ | Эти стандарты коснутся формируемых горных бригад на Кавказе?

Сердюков | Они уже их коснулись. В горных бригадах реализуется видение того, что должно быть стандартом для всех гарнизонов. Там не только построено жилье для военнослужащих и членов их семей. Есть баня, хорошая сауна, прачечная с современным итальянским оборудованием, химчистка. Строим несколько магазинов, интернет-кафе, спортивную площадку, бассейн и спортзал.

Но стандарты там, конечно, условные. Например, по жилью использовались несколько устаревшие ориентиры, которые нужно пересматривать. Двухкомнатная квартира на 4 человека - всего 44 метра. На мой взгляд, для семьи военнослужащего это маловато.

Будем менять и систему обеспечения военнослужащих жильем. Надо понять наконец, что армия начинается с офицера. От тех условий, в каких он находится, в каких условиях служит и отдыхает, во многом зависит то, как он будет относиться к службе и подчиненным. Вот почему социально-правовой защищенности военнослужащих и членов их семей мы будем уделять первостепенное внимание.

РГ | Собираетесь регулировать жилищный рынок?

Сердюков | Нет, конечно. У нас есть Спецстрой России, есть своя земля, свои предприятия по производству бетона, конструкций и комплектующих. Мы сейчас с военными строителями рассматриваем варианты типовых и не слишком затратных проектов жилых зданий и других объектов инфраструктуры. Армии не требуются архитектурные излишества. Это может быть легко возводимое жилье. Натовцы, кстати, свои военные городки в основном так и обустраивают. Все быстро возводится и так же быстро демонтируется. Причем речь идет как о служебном жилье, так и о постоянном.

РГ | Каково ваше отношение как человека гражданского к военной форме? Нравится она вам?

Сердюков | И российская, и советская военная форма одежды имеют богатую историю, связаны с практикой. Войны, в которых Россия участвовала и в далекие, и в недавние времена, оказывали на нее влияние. Форма ко многому обязывает, поэтому экономить на ней нельзя. Нужно попытаться сделать ее из хороших, качественных материалов - легких, доступных, технологичных. Форма должна быть под каждый вид службы. Наверное, иной нужно сделать повседневную форму. Если человек постоянно сидит в кабинете в шерстяном кителе это, конечно, неправильно.

РГ | Вы имеете в виду мотивы военного ретро?

Сердюков | Нет, ретро не будет. Наоборот, форму одежды надо делать современной и удобной. Понимать, для каких целей ее шьют. Мы сейчас прорабатываем варианты с несколькими фабриками и дизайнерскими центрами. Они разрабатывают свои линии. В каждой есть свои плюсы и минусы. В любом случае сделаем все для того, чтобы наши военнослужащие носили красивую, удобную и функциональную форму.

Я думаю, что изменения также коснутся полевой формы одежды. Сейчас много наработок в этой области, прежде всего учитывающих опыт ведения боевых действий.

РГ | В какие сроки реально переодеть нашу армию?

Сердюков | Думаю, что к следующему параду по крайней мере его участников мы точно переоденем.

Опубликовано в "Российской газете" (Федеральный выпуск) N4376 от 30 мая 2007 г.

Категория: Право и СМИ | Просмотров: 708 | Добавил: Кэт