Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Вторник, 25.07.2017, 07.41
Главная » Статьи » Налоговое право

Защита от недобросовестных действий должностных лиц налоговых органов
Налоговый кодекс РФ с целью исключения недобросовестности участников налоговых правоотношений максимально детализировал их права и обязанности. Права налогоплательщиков и гарантии им, установленные налоговым законодательством, корреспондируют с обязанностями государственных органов. Согласно п. 2 ст. 22 НК РФ права налогоплательщика обеспечиваются соответствующими обязанностями должностных лиц налоговых и иных уполномоченных органов.

Например, материальному праву налогоплательщика на своевременный зачет или возврат налоговой переплаты (подп. 5 п. 1 ст. 21 НК РФ) корреспондирует обязанность налогового органа своевременно осуществить такой зачет (возврат) (п. 4 ст. 78 НК РФ).

Процессуальные права налогоплательщика также корреспондируют с процессуальными обязанностями налоговых органов. Например, право налогоплательщика хранить документы не более четырех лет (вытекает из подп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ) корреспондирует с запретом на проведение выездных налоговых проверок за период, превышающий этот срок (п. 4 ст. 89 НК РФ). Праву налогоплательщика требовать от должностных лиц налогового органа соблюдения законодательства о налогах и сборах при проведении налоговой проверки (подп. 10 п. 1 ст. 21 НК РФ) корреспондирует обязанность этих должностных лиц не только проводить налоговую проверку в рамках закона и в пределах своей компетенции, но и своевременно ее завершить (ст. 33 и 87 НК РФ).

Поскольку налоговые органы являются органами исполнительной власти, они обязаны действовать по принципу: «Разрешено делать только то, что прямо предписано законом». В этой связи примерами ненадлежащего исполнения служебных обязанностей должностными лицами налоговых органов могут быть:

— некорректное и невнимательное отношение к налогоплательщикам, их представителям, иным участникам налоговых правоотношений, унижение их чести и достоинства (нарушение п. 3 ст. 33 НК РФ);

— проведение выездной налоговой проверки за период, превышающий три года, непосредственно предшествующих году проведения проверки (нарушение ст. 89 НК РФ);

— проведение налоговой проверки в течение времени, превышающего законно установленные сроки (нарушение ст. 88, ст. 89 НК РФ);

— истребование у налогоплательщика документов вне рамок налоговой проверки (нарушение ст. 93 НК РФ);

— истребование у налогоплательщика в ходе проверки документов, не относящихся к ее предмету: не служащих основанием для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов и не подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов (нарушение п. 1 ст. 31 НК РФ);

— проведение выездной налоговой проверки под видом камеральной налоговой проверки, т. е. с истребованием всех первичных документов (нарушение ст. 87–89 НК РФ);

— рассмотрение материалов выездной налоговой проверки без предоставления налогоплательщику возможности дать свои возражения и без предоставления возможности представителю налогоплательщика участвовать в их рассмотрении (нарушение п. 1 ст. 101 НК РФ);

— вынесение немотивированного решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности (нарушение п. 3 ст. 101 НК РФ);

— направление налогоплательщику требования об уплате налога без подробных данных об основаниях его взимания (нарушение п. 4 ст. 69 НК РФ);

— привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности за пределами срока давности (нарушение ст. 113 НК РФ).

Данный перечень не является исчерпывающим. Арбитражная практика налоговых споров дополняет его новыми примерами.

Налоговые вычеты по НДС


Проверка обоснованности заявленных вычетов по НДС давно перестала носить формальный характер. Соответствие представленных документов требованиям налогового законодательства и соблюдение налогоплательщиком всех формальностей, по мнению налоговых органов, не являются основанием для признания заявленного вычета. Иногда такой подход применяют и арбитражные суды.

Так, ФАС Дальневосточного округа по одному из дел заключил, что «отсутствие в действиях налогоплательщика нарушений закона не означает одновременно и его добросовестности»(1). Такой подход поддержан Президиумом ВАС РФ в постановлении от 01.11.2005 № 9660/05: «В сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и в случае если установлена недобросовестность налогоплательщика, ему может быть отказано в защите его прав, в том числе права на возмещение налога. Налоговый вычет по НДС предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат на уплату ими налога поставщикам товаров (работ, услуг) и связан с необходимостью подтверждения надлежащими документами факта приобретения и оплаты товаров».

Таким образом, судебная практика ориентирует налоговые органы оценивать поведение налогоплательщика не только по формальным признакам, но и вникать в суть их правоотношений с контрагентами, выявлять возможные мошеннические налоговые схемы.

Иногда вместо этого проверяющие выявляют случайный набор подозрительных, по их мнению, фактов, объявляя эту произвольную совокупность налоговой недобросовестностью. В одном из дел ФАС Северо-Западного округа, признавая недействительным решение налоговой инспекции об отказе налогоплательщику-организации в возмещении НДС, указал: «Приведенные инспекцией доводы об отсутствии прибыли от деятельности общества, выполнении одним лицом функций руководителя, учредителя и главного бухгалтера общества, отсутствии накладных расходов в декларации по указанному налогу, а также информации о перевозчике и хранении товара не свидетельствуют о недобросовестности общества как налогоплательщика»(2). Из приведенного примера наглядно видно, какими избирательными и случайными критериями руководствовался налоговый орган для того, чтобы уличить налогоплательщика в недобросовестности.

Замена ВАС РФ термина «недобросовестность» на термин «необоснованная налоговая выгода» не улучшила качество налогового контроля. Теперь проверяющие зачастую вместо выявления цели сделок, восстановления истинной картины проверяемых правоотношений налогоплательщика выискивают в поведении налогоплательщика отдельные признаки возможной необоснованной налоговой выгоды. Как правило, должностные лица налоговых органов не опровергают реальность и производственный характер сделок, но своих сомнений и подозрений в налоговом мошенничестве не снимают.

Приведем несколько примеров:

— в ходе налоговой проверки налоговая инспекция не исследовала и не ставила под сомнение содержание и действительность совершенных налогоплательщиком сделок, факты списания денежных средств, передачу товара и ценных бумаг. Вывод об отсутствии права налогоплательщика на возмещение НДС сделан на основании предположения о создании налогоплательщиком «карусельной налоговой схемы», так как расчеты осуществлялись в один день в одном банке (3);

— в ходе налоговой проверки налоговая инспекция не ставила под сомнение уплату НДС в бюджет контрагентами налогоплательщика. Вывод об отсутствии у него права на возмещение НДС сделан на основании предположения об отсутствии деловой цели в сделке возвратного лизинга (4).

Иногда проверяемым налогоплательщикам вменяются в вину ошибки их контрагентов, о которых сами налогоплательщики не знали и не могли знать. Так, в одном из дел суд установил, что в ходе налоговой проверки налоговый орган не опроверг факта хозяйственных операций, уплату НДС поставщику и уплату НДС в бюджет контрагентом. Вывод об отсутствии права налогоплательщика на возмещение НДС сделан на основании того, что ККМ поставщика не была зарегистрирована в налоговом органе (5).

Имеют место случаи, когда налоговые органы отказывают в налоговом вычете, самоустраняясь от налоговой проверки как таковой. В одном из дел основанием для отказа налогоплательщику в возмещении НДС послужило то обстоятельство, что по представленному пакету документов ранее уже выносилось отрицательное решение. Суд отметил, что если впоследствии налогоплательщик представляет в налоговый орган документы (их копии), обосновывающие применение налоговой ставки в размере 0%, уплаченные суммы налога подлежат возврату налогоплательщику в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 176 НК РФ (6).

Налоговые проверки и доказательства налоговых правонарушений

Имеют место случаи, когда налоговый орган пытается возложить на налогоплательщика негативные последствия своих собственных упущений. Так, пропустив сроки для выездной налоговой проверки, инспекция тем не менее осуществила ее с отрицательным для налогоплательщика результатом. Суд указал, что налоговая инспекция провела проверку компании с нарушением требований ч. 1 ст. 87 НК РФ, поскольку проверочные мероприятия значительно превысили установленные законом три календарных года (7).
Другой пример, когда налоговый орган наказал налогоплательщика за то, что сам нечетко сформулировал свои требования. Суд заключил, что в нарушение ст. 23, 88, 93 и 126 НК РФ налоговый орган запросил у налогоплательщика в ходе камеральной налоговой проверки не конкретные идентифицируемые документы, а абстрактные пояснения (8).

Иногда налоговые органы неоднократно истребуют у налогоплательщика одни и те же документы. Однако суды отмечают, что повторное представление документов ни НК РФ, ни действующим законодательством о налогах и сборах не предусмотрено (9).

Арбитражные суды отмечают недопустимость поверхностного подхода налоговых органов к реализации своих полномочий. В одном из дел суд заключил, что налоговый орган формально подошел к проведению проверки: не установил факт получения организацией требования, не исследовал факт наличия или отсутствия истребованных документов, подтверждающих право на применение налоговых вычетов, не выяснил причину их непредставления. Таким образом, суд счел правомерным вывод об отсутствии доказательств возникновения у налогоплательщика обязанности по представлению документов при неполучении требования (10).

Цель выездной налоговой проверки не должна сводиться только к выявлению ошибок налогоплательщика. В силу указаний ст. 31 и 32 НК РФ налоговый орган обязан выявить истинную картину состояния расчетов налогоплательщика с бюджетом. Обязанность налогового органа уведомлять налогоплательщика о выявленных налоговых переплатах прямо закреплена в п. 3 ст. 78 НК РФ. Устойчивая судебная практика исходит из того, что при проведении выездной налоговой проверки налоговый орган обязан устанавливать не только занижение налогов, но и их завышение. В нескольких делах суд выявил, что в нарушение ст. 101 НК РФ результаты проверки доводов общества, влияющие на размер вменяемых ему обязательств, не отражены при вынесении решения, что стало основанием для удовлетворения заявления налогоплательщика (11).

В судебной практике имеются случаи, когда налоговый орган игнорирует возражения налогоплательщика, чем заведомо снижает степень объективности своего решения. Суды не разделяют такого подхода. Нормы налогового законодательства не содержат положений, запрещающих принятие и рассмотрение возражений на акт выездной налоговой проверки, поступивших с нарушением срока, но до вынесения решения налоговой инспекцией. Оспариваемое решение нельзя признать объективным и законным (12).

Иногда причина отказа налогового органа в проведении налоговой проверки носит явно выраженный незаконный характер. Так, в одном из постановлений суда кассационной инстанции указано, что налоговый орган неправомерно отказался проводить камеральную налоговую проверку уточненных налоговых деклараций, представленных правопреемником реорганизованного налогоплательщика (13).

Для обоснования своего решения налоговые органы иногда применяют дефектные доказательства. В последнее время все чаще для подтверждения необоснованности получения налоговых выгод налогоплательщиком налоговые органы используют устные показания различных работников либо учредителей его контрагентов. В ряде случаев такие свидетели бывают заинтересованными лицами. Например, контрагент, который не учел доходы от налогоплательщика в своем налоговом учете, склонен отрицать факт сделки как таковой. Этим умело пользуются недобросовестные должностные лица налоговых органов, закрывая глаза на противоречивость устных показаний и расхождение их с документами, письменными доказательствами. К счастью, устойчивая федеральная судебная практика придерживается приоритета письменных доказательств над устными (14).

При этом суды отмечают нарушение процедуры получения таких доказательств. В одном из дел инспекция не представила суду доказательств того, что физическое лицо вызывалось в налоговый орган для дачи показаний в качестве свидетеля в порядке, предусмотренном ст. 90 НК РФ, и предупреждалось об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний. При таких обстоятельствах суд заключил, что объяснения физического лица не имеют доказательственного значения (15).

В другом деле при споре о рыночной цене суд критически оценил заключение специалиста и отметил, что в этом заключении не указана сумма дополнительных расходов, в частности страховых услуг, которые были учтены в стоимости товара, а также то, что специалистом не было учтено географическое положение стран-производителей продукции, сопоставляемой с продукцией налогоплательщика, и, соответственно, не учтены различия в размере и стоимости транспортировки товара (16).

Угроза причинения налогоплательщику имущественного ущерба

Любые необоснованные доначисления налоговых недоимок влекут за собой для налогоплательщика потенциальную угрозу лишения собственности. Но если налоговый орган (его должностные лица) ведут себя добросовестно, такие угрозы минимальны, так как налогоплательщик в законной процедуре получает возможность сохранить свое имущество до завершения налогового спора.

Имеют место случаи, когда налоговая ответственность налогоплательщика возникает искусственно, в результате недобросовестного поведения налоговых органов. Так, в одном из дел суд указал, что нарушение налоговой инспекцией порядка зачета излишне уплаченного налога привело к искусственному созданию условий, повлекших необоснованное привлечение общества к налоговой ответственности (17).

Иногда к убыткам налогоплательщика приводит необоснованное блокирование налоговым органом его счетов в банке. В одном из дел суд установил, что налоговая инспекция неправомерно (в нарушение ст. 76 НК РФ) вынесла решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке за непредставление им документов в ходе камеральной проверки (18).

В ряде случаев убытки налогоплательщика связаны с уклонением налогового органа от исполнения негативного для него судебного акта. В одном из дел установлено, что действия по исполнению судебного решения совершены налоговым органом только после подачи заявителем заявления в арбитражный суд о наложении штрафа и получения уведомления суда о назначении судебного разбирательства (19).

Учитывая, что законодатель ограничил налоговые проверки и взыскание налоговых недоимок строгой процедурой и процессуальными сроками, угроза лишения имущества налогоплательщика по закону ограничена по времени. Однако судебная практика подтверждает устойчивое желание недобросовестных должностных лиц налоговых органов преодолеть такие ограничения. Как правило, суды успешно пресекают подобные попытки, приводя следующую аргументацию:

— проведенная налоговая проверка не имела контрольных функций, так как судом установлено, что ее целью было восстановление пропущенных сроков принудительного взыскания с организации задолженности (20);

— направление инкассового поручения в банк по истечении срока, установленного п. 3 ст. 46 НК РФ, независимо от причин его пропуска считается недопустимым (21).

Судебная практика указывает, что недобросовестные налоговые органы пытаются необоснованно сэкономить даже на госпошлине. В одном из дел суд, отказывая налоговому органу в отсрочке по госпошлине, отметил, что инспекция не представила суду доказательств соответствующего (неудовлетворительного) имущественного положения заявителя (22).

На уровне федеральных арбитражных судов такую недобросовестность исполнительной власти в основном удается пресекать. Последняя практика ВАС РФ также указывает на усиление судебной требовательности по недопущению недобросовестности в служебной деятельности налоговых органов.

Так, в одном из дел (23) Президиум ВАС РФ, установив, что налоговый орган не предоставил налогоплательщику возможности лично участвовать при рассмотрении материалов налоговой проверки и дать свои пояснения, признал это существенным нарушением прав налогоплательщика, являющимся безусловным основанием для признания решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности недействительным. Признавая оспоренный ненормативный акт налогового органа незаконным, Президиум ВАС РФ отменил судебные акты судов первой и кассационной инстанций как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

В другом деле (24) Президиум ВАС РФ разъяснил, что может пониматься под нарушением принципа недопустимости избыточного или не ограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля. ВАС РФ оставил в силе акты нижестоящих инстанций, обосновав это следующим. Регламентация сроков взыскания налогов, равно как и сроков проведения выездных налоговых проверок, направлена на достижение равновесия интересов участников налоговых правоотношений. В рассматриваемом деле проверка проводилась в течение 11 месяцев, что свидетельствует о нарушении инспекцией принципа недопустимости избыточного или не ограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля. Инспекция не представила убедительных доказательств обоснованности столь длительного срока проведения проверки. Длительный срок проведения проверки свидетельствует о нарушении целей налогового администрирования, которые не могут иметь дискриминационный характер, препятствующий предпринимательской деятельности налогоплательщика. Принимая во внимание, что с момента возникновения обязанности по уплате спорных сумм налога прошло более пяти лет и исходя из целей достижения стабильности правопорядка, правовой определенности, устойчивости сложившейся системы правоотношений, суд отказал налоговой инспекции во взыскании начисленных сумм.

Ответственность должностных лиц налоговых органов

Абзац 2 п. 2 ст. 22 НК РФ гласит, что неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению прав налогоплательщика влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами. Такая ответственность закреплена, в частности, в ст. 330 «Самоуправство» УК РФ, предусматривающей наказание за самовольное (вопреки установленному законом или иным нормативно-правовым актом порядку) совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Недобросовестность должностных лиц налоговых органов может проявляться в форме явного нарушения права или злоупотребления им. Так, явное ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и превышение должностных полномочий являются преступлениями (ст. 293 «Халатность» и ст. 286 «Превышение должностных полномочий» УК РФ). Злоупотребление правом должностного лица в силу его повышенной общественной опасности при соответствующих условиях также будет уголовно наказуемым деянием (ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК РФ).

Как правило, недобросовестность должностного лица налогового органа характеризуется умышленной формой вины: лицо сознает противоправность своего поведения и допускает наступление вредных последствий для налогоплательщика. Это объясняется тем, что для проверяющих интересы казны заведомо выше интересов отдельных налогоплательщиков. Исходя из презумпции знания должностным лицом налогового органа норм налогового законодательства, неумышленная форма вины возможна как исключение из общего правила.

Мотивы недобросовестности налогоплательщика нередко состоят в непроявлении должной предусмотрительности либо в желании в обход закона сэкономить денежные средства за счет налогов. Мотивы недобросовестности должностных лиц налоговых органов достаточно разнообразны: это и элементарное нежелание кропотливо исполнять свои должностные обязанности (лень, халатность), и желание скрыть от руководства свою некомпетентность, профессиональную несостоятельность, и даже попытки понудить проверяемого налогоплательщика к даче взятки за обещание «снизить бдительность и требовательность». Но чаще это связано с ложно понимаемыми интересами службы, за которые выдается стремление доначислить как можно большие (а не предусмотренные по закону) суммы недоимок, пеней и штрафов по принципу «в казне лишних денег не бывает, а коммерсант себе еще заработает».

Несмотря на достаточно широкую практику злоупотреблений служебными полномочиями со стороны недобросовестных должностных лиц налоговых органов (25), неизвестны случаи привлечения их к ответственности. Причина видится в том, что единственной на сегодня ответственностью за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению прав налогоплательщика (п. 2 ст. 22 НК РФ) является ответственность уголовная, которая предполагает не только причинение ущерба потерпевшему, но и корыстные мотивы поведения правонарушителя. Однако такие мотивы в действиях недобросовестных лиц налоговых органов либо трудно выявляются, либо косвенно выражены, либо вовсе отсутствуют.

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно отмечал, что в правовом государстве граждане и представители государственной власти должны нести взаимную ответственность (26). Учитывая высокую степень сложности налогового законодательства, его значительную политическую составляющую, представляется, что государство для снижения налоговых конфликтов должно установить реально действующую ответственность должностных лиц налоговых органов за деяния, безосновательно лишающие лиц собственности под видом налоговых платежей или угрожающие таким лишением. Поскольку согласно ст. 35 Конституции РФ все формы собственности (как государственная, так и частная) в РФ защищаются равным образом, такое восстановление правовой защиты налогоплательщиков будет не только законным, но и конституционным.

По мнению С. Г. Пепеляева, «важно, чтобы предприниматели не соглашались с пассивной позицией жертвы. Документы, принимаемые ВАС РФ в последнее время, вселяют уверенность, что принципиальность в защите своих нарушенных прав при грамотном подходе не бесперспективна» (27). Стоит согласиться с тем, что налоговый орган, проигравший налоговый спор в арбитражном суде, должен полностью возместить налогоплательщику все его судебные издержки как нарушитель прав налогоплательщика и инициатор такого спора.

Представляется, что наиболее действенным механизмом защиты прав налогоплательщиков от произвола недобросовестных должностных лиц налоговых органов могла бы стать уже закрепленная в законе процедура взыскания судебных издержек с виновной стороны арбитражного процесса (ст. 110 АПК РФ). Данная процедура реализуется на практике либо крайне редко, либо со значительными ограничениями по сумме. Суды неохотно удовлетворяют соответствующие ходатайства налогоплательщиков, видя в них проявление злоупотребления правом. Между тем настоящим правонарушителем и лицом, злоупотребляющим своими правами, зачастую является налоговый орган, особенно в тех случаях, когда он доводит до суда налоговый конфликт, в котором сам был изначально виноват.

Кажется справедливым, что налоговый орган, полностью оплативший судебные расходы налогоплательщику, взыщет их (полностью либо в части) со своего недобросовестного должностного лица — «автора» безосновательного налогового спора. Незначительность же сумм судебных компенсаций либо их полное отсутствие только подталкивает недобросовестных должностных лиц налоговых органов на дальнейшие злоупотребления правом и тиражирует однотипные арбитражные споры, заведомо не имеющие положительной судебной перспективы.


1 Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.03.2003 № Ф03-А73/03-2/204.
2 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.01.2005 по делу № А56-8281/04.
3 См. постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2007 № 4592/07.
4 См. постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2007 № 16609/06; более подробно о претензиях налоговых органов к сделкам возвратного лизинга см.: Путилин Д. А. Налоговые риски лизинговых схем // Налоговые споры: теория и практика. 2008. № 5.
5 См. постановление ФАС Уральского округа от 25.10.2007 № Ф09-8589/07-С2.
6 См. постановление ФАС Московского округа от 15.10.2007 № КА-А40/10633-07.
7 См. постановление ФАС Московского округа от 16.10.2007 № КА-А40/10696-07.
8 См. постановление ФАС Московского округа от 26.09.2007 № КА-А40/9653-07.
9 См. постановление ФАС Поволжского округа от 16.11.2007 по делу № А55-19520/06.
10 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.10.2007 по делу № А56-48415/2006.
11 См. постановления ФАС Восточно-Сибирского округа: от 20.12.2007 по делу № А33-12133/06-Ф02-9174/2007, от 06.11.2007 по делу № А33-8297/06-Ф02-8407/07.
12 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.09.2007 № Ф04-5702/2007(37410-А70-29).
13 См. постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.08.2007 № Ф03-А24/07-2/2622.
14 См. постановление ФАС Уральского округа от 25.10.2007 № Ф09-8589/07-С2.
15 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.10.2007 по делу № А05-1103/2007.
16 См. постановление ФАС Московского округа от 06.11.2007 № КА-А40/11420-07.
17 См. постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2007 № 2808/07.
18 См. постановление ФАС Московского округа от 05.10.2007 № КА-А40/9465-07.
19 См. постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.10.2007 по делу № А56-12132/2005.
20 См. постановление ФАС Центрального округа от 11.09.2007 по делу № А48-4283/06-6.
21 См. постановление Президиума ВАС РФ от 27.11.2007 № 8661/07.
22 См. определение ВАС РФ от 26.12.2007 № 17502/07.
23 См. постановление Президиума ВАС РФ от 12.02.2008 № 12566/07.
24 См. постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2008 № 13084/07.
25 Совсем недавно В. В. Путин официально признавал факт наличия налогового террора и необходимость борьбы с ним на государственном уровне. Новый президент РФ Д. А. Медведев одной из приоритетных государственных задач назвал борьбу с коррупцией и взяточничеством.
26 См., напр., постановления Конституционного Суда РФ: от 24.10.96 № 17-П, от 17.12.96 № 20-П, от 11.11.97 № 16-П и др.
27 См.: Пепеляев С. Г. Простите за беспокойство... // Налоговед. 2008. № 5. С. 3.

Источник: Журнал «НАЛОГОВЫЕ СПОРЫ» № 7 (55) (июль) 2008

Источник: http://forumyuristov.ru/showthread.php?t=13984
Категория: Налоговое право | Добавил: Administrator (22.01.2009) | Автор: Константин Анатольевич САСОВ
Просмотров: 295