Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Среда, 24.05.2017, 22.45
Главная » Статьи » Процессуальное право

Суд с «гарантийным сроком»
Нормы о встречном обеспечении (ст. 94 АПК РФ) призваны упростить и повысить оперативность обеспечительных мер, применяемых судами. Практика показывает, что эти имеющие строго цивилистическую природу институты с трудом укладываются в рамки процессуального регламента, вследствие чего не только не реализуются поставленные цели, но и нарушаются права сторон спора. В немалой степени это относится и к так называемой судебной банковской гарантии.

Подходы практики

К настоящему времени судебно-арбитражной практикой выработаны следующие подходы к использованию банковской гарантии как встречного обеспечения:
- при проверке соответствия банковской гарантии законодательству суды должны выяснять срок ее действия, условие безотзывности, добросовестность гаранта (п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер»);
- гарантия о компенсации убытков может выступать в качестве «иного финансового обеспечения», хотя она и не является банковской (п. 1 ст. 94 АПК РФ, Постановление ФАС СКО от 01.11.2007 №Ф08-6669/07);
- в АПК РФ не предусмотрен запрет на предъявление суду дополнительных документов в обоснование своих требований, в частности представление в материалы дела банковской гарантии на стадии рассмотрения вопроса об отмене обеспечительных мер (Определение Арбитражного суда Саратовской области от 19.11.2007 №А-57-22273/07-44).

Расплывчатая гарантия

Широкому применению банковской гарантии в целях возмещения убытков, которые могут возникнуть у ответчика при признании мер обеспечения незаконными, объективно препятствует отсутствие нормативного регулирования по вопросу о сроке действия такой гарантии и его соотношении с исковой давностью (ст. 196 ГК РФ).
В отличие от поручительства, неуказание срока которого восполняется нормами закона (п. 4 ст. 367 ГК РФ), общее предположение о том, что срок банковской гарантии (как и иного встречного обеспечения) «должен быть не менее срока обеспечения иска», не возымеет действия, поскольку не учитывает ее гражданско-правовую природу (Сметанников А.Е. Особенности института поручительства в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 2008. № 2. С. 5).
В силу ч. 2 ст. 374, ч. 1 ст. 376 и п. 2 ч. 1 ст. 378 ГК РФ срок, на который выдана банковская гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. Поэтому Пленум ВАС РФ и обязывает суды исследовать это условие. Следовательно, отсутствие какого-либо указания на срок в «судебной» (и любой иной) гарантии будет заведомо незаконным.
Очевидно, что при ограничении действия гарантии датой отмены обеспечительных мер ее компенсационная функция как встречного обеспечения утрачивается, так как ответчик лишен возможности предъявить гаранту требования по обязательству, действие которого в силу закона прекращено (п. 2 ч. 1 ст. 378 ГК РФ).
Указание на общий срок исковой давности (3 года) также неприемлемо, поскольку, учитывая затяжной характер арбитражных споров, высока вероятность его истечения к моменту отмены обеспечительных мер (в том числе после вступления в законную силу судебного акта об отказе в иске — ч. 5 ст.96 АПК РФ). Восстановление же пропущенного срока в такой ситуации невозможно, так как:
- «привязка» к исковой давности сделана только по продолжительности, тогда как сам срок гарантийного обязательства остается пресекательным, определяет момент прекращения обязательства (п. 2 ч. 1 ст. 378 ГК РФ) и не восстанавливается;
- восстановление исковой давности по заявлениям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (споры с участием которых главным образом и разрешает арбитражная юрисдикция) не допускается (ст. 205 ГК РФ, п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ от 28.02.95 № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ч. 1 ГК РФ»).
Формулировка «не позднее получения ответчиком (бенефициаром) возмещения возможных убытков, причиненных применением обеспечительных мер» не содержит признака неизбежности наступления такого события и образует отлагательное условие, а не указывает конкретный срок (ст. 157, 190 ГК РФ). Банковская же гарантия должна быть безусловной.
Такой вывод подтверждается судебно-арбитражной практикой, сложившейся в отношении «традиционной» гарантии еще до появления ее «судебного» аналога, и вполне применим к встречному обеспечению: «Содержащееся в гарантии указание о том, что гарантийное обязательство действует на период до завершения таможенного оформления товара, подлежащего маркировке, либо до момента возврата неиспользованных акцизных марок, либо до списания денежных средств, причитающихся по гарантийному обязательству, не может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии» (Постановление ФАС МО от 17.08.2000 № КГ-А40/3525-00).

Процессуальные особенности

Надлежащим определением срока действия банковской гарантии, используемой как встречное обеспечение в арбитражном процессе, служит указание на конкретный период времени, прошедший после вступления в силу судебного акта об отмене обеспечительных мер (в том числе в связи с отказом в иске — ч. 5 ст. 96 АПК РФ), будь то год или более. Если суд отменяет обеспечительные меры в ходе рассмотрения дела (до вынесения решения), то, полагаем, о причинении ответчику убытков уместно говорить только после отказа в иске, то есть требования к гаранту предъявляются не ранее вступления в силу решения суда по «основному» делу.
При этом ответчику (бенефициару) предоставляется возможность выдвинуть требование к гаранту по завершении спора с истцом (принципалом), а последний и гарант уверены, что платеж не последует, пока судебный акт об отказе в иске не вступит в силу.
Главное — определить момент начала течения срока «судебной» гарантии, жесткая привязка к исковой давности (3 года) необязательна. Суд же оценивает условия предложенного обеспечения с точки зрения его достаточности и реальности защиты прав ответчика.
При использовании банковской гарантии в арбитражном суде неизбежно выявляются противоречия с ее гражданско-правовой природой:
- момент вступления гарантии в силу (отмена обеспечительных мер судом) лишен признака неизбежности и не служит указанием на срок, что нарушает безусловность гарантии (ст. 370 ГК РФ);
- в целом диспозитивной нормой ст.373 ГК РФ допускается, что гарантия может начать действовать не с даты выдачи, а с иного момента, но такой срок связан с определенным событием, лишенным признака неизбежности;
- поскольку закон отнюдь не презюмирует возникновение у ответчика убытков, считая их лишь «возможными» (п. 1 ст. 94 АПК РФ), то наличие и размер убытков подлежат доказыванию в отдельном процессе. В таком разбирательстве ответчиками выступают гарант (банк) и принципал (истец по «основному» делу), что не только создает юридические обязанности для гаранта (ст. 16 АПК РФ), но и указывает на соблюдение бенефициаром срока предъявления требований к гаранту. Тем самым «судебный» вариант банковской гарантии нарушает условие о «платеже по первому требованию» бенефициара, которого придерживается российское право (ст. 376 ГК РФ).

Преодоление неопределенности

Отличия процессуальной гарантии от гражданско-правовой обусловливают необходимость следующих уточнений ст. 94 АПК РФ:
- банковская гарантия действует с момента вступления в законную силу определения суда об отмене обеспечительных мер и прекращается по истечении указанного в ней срока;
- банковская гарантия считается недействительной и подлежит возврату истцу после вступления в силу решения суда об удовлетворении иска применительно к п.10 ст. 75 АПК РФ.
Предложенные новеллы обеспечат защиту прав не только ответчика (на получение возмещения убытков), но и самого истца (предупредят возникновение неосновательного обогащения у ответчика и предъявление гарантом требований к истцу согласно ст. 379 ГК РФ).
В таком случае удастся преодолеть неопределенность судебно-арбитражной практики, когда в актах о встречном обеспечении используются утверждения, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть: «Отсутствие банковской гарантии или представление банковской гарантии, имеющей порок в содержании, не может служить основанием для отказа в принятии или отмене принятых обеспечительных мер при наличии оснований, свидетельствующих о необходимости принятия судом обеспечительных мер» (вышеназванное Определение Арбитражного суда Саратовской области).

Материал предоставлен "эж-Юрист"


Источник: http://forumyuristov.ru/showthread.php?p=91673#post91673
Категория: Процессуальное право | Добавил: Administrator (02.02.2009) | Автор: Бронислав Журбин
Просмотров: 355