Приветствую Вас Гость | RSS

ВАШЕ ПРАВО

Вторник, 24.10.2017, 05.18
Главная » Статьи » Корпоративное право

Акционерные соглашения: проблемы применения в России
В международной практике акционерные соглашения (shareholder’s agreements) применяются уже ни один десяток лет; это очень удобный инструмент для преодоления корпоративных споров, особенно в крупных акционерных обществах, для регулирования отношений между мажоритарными и миноритарными акционерами, между акционерным обществом и государством.

 

Конечной целью акционерных соглашений всегда является установление полного или частичного контроля над приятием решений в обществе; также акционерное соглашение является способом получить больший объем прав, чем дают уже имеющиеся акции.

 

По цели заключения акционерные соглашения можно весьма условно разделить на соглашения, заключаемые между миноритариями в целях получения возможности оказывать влияние на работу компании, и соглашения между крупными акционерами, соинвенсторами, направленные на обеспечение взаимного контроля и достижение взаимного же результата.

 

Действующее российское законодательство не предусматривает возможности заключения акционерных соглашений, но и не запрещает этого – при условии соблюдения императивных норм Гражданского кодекса и Федерального закона «Об акционерных обществах». Тем не менее, российские компании, решившие заключить акционерные соглашения, сталкиваются с большим количеством проблем в применении таких соглашений из-за неурегилированности этого вопроса на законодательном уровне. Хотя уже сам факт того, что все больше российских компаний стараются заключить акционерные соглашения, свидетельствует о необходимости этого института для России.

Для того чтобы снять существующие противоречия Министерством экономического развития РФ в настоящее время готовится законопроект, в соответствии с которым заключение акционерных соглашений в полном объеме станет возможным и в России – и необходимо заранее представлять себе – как можно будет использовать такой инструмент и что можно сделать уже сейчас.

 

Поскольку российское законодательство никак не регулирует акционерные соглашения, то и определения – что следует понимать под этим термином – в законодательстве нет. На практике под акционерными соглашениями понимаются соглашения, заключаемые между акционерами одной компании, между акционерами разных компаний (в рамках договоров, о слиянии или присоединении обществ) и между акционерным обществом и государством (но в Российской Федерации таких примеров пока нет) по любым вопросам, связанным с управлением обществом.

 

Соглашения между акционерами одной компании, как правило, заключаются в следующих целях:

 

для установления ограничений на продажу и покупку акций общества или особого порядка выкупа акций у участника, желающего выйти из общества – как правило, такие соглашения заключаются либо в целях защиты прав миноритарных акционеров (например, об обязательной продаже акций миноритарных акционеров вместе с пакетом мажоритарных акционеров и по той же цене или об ограничении права покупки акций отдельных акционеров до согласованного количества), либо для того чтобы ограничить возможность вхождения в общество крупных акционеров со стороны;

 

для закрепления более сложного, по сравнению с предусмотренной законом, порядка принятия решений в обществе – например, о голосовании определенным образом по ряду вопросов повестки дня общих собраний акционеров, в том числе о порядке избрания членов правления, совета директоров, генерального директора; установление повышенного кворума для принятия ряда решений или запрет на голосование определенным образом.

 

Соглашения в рамках договоров слияния-присоединения (при сделках M&A) могут включать в себя положения о:

 

о сохранении рабочих мест (как правило, положения касаются топ-менеджеров компаний, особенно в случае если они одновременно являются акционерами);

 

о распределении контроля между акционерами двух компаний после создания единой – примером могут послужить соглашения о количестве мест в совете директоров вновь создаваемого общества, закрепляемых за каждой стороной сделки.

 

Предметом соглашения могут быть любые обязательства акционеров, которые не противоречат законодательству. Например, участники соглашения могут договориться о солидарном голосовании по тем или иным вопросам, установить запрет на отчуждение акций в течение определенного времени, условиться о цене и условиях продажи акций, об отказе от дивидендов в пользу партнера либо принять согласованное решение об отказе от выплаты дивидендов на какой-то период. Также акционерные соглашения могут помочь урегулировать разногласия сторон в так называемых тупиковых ситуациях – когда ни один из акционеров не может договориться с другим по какой-либо принципиальному вопросу и подобная неопределенность ведет, фактически, к парализации деятельности всей компании (например, два акционера, владеющие одинаковыми пакетами акций не могут принять решение о кандидатуре генерального директора общества).

 

Для того чтобы сделать акционерные соглашения выполнимыми, в соглашении можно предусмотреть возмещение убытков, взыскание неустойки за нарушение условий такого соглашения, предусмотрев порядок, при котором суд уже не вправе будет снизить размер неустойки, указанной в акционерном соглашении.

 

Заключение акционерных соглашений в любых целях, перечисленных выше, само по себе не запрещено законом. Однако при реализации на практике могут возникнуть значительные проблемы.

 

Ограничение права на покупку или продажу акций, прямо не предусмотренное законом, ограничивает дееспособность и правоспособность акционеров-физических лиц и потому само по себе является с точки зрения пункта 3 статьи 22 Гражданского кодекса РФ ничтожным – а значит, не влечет никаких правовых последствий. В отношении правоспособности юридических лиц, владеющих акциями, действует сходная норма – а именно часть 2 статьи 49 ГК РФ, но ограничение правоспособности юридических лиц является оспоримым, а не ничтожным – то есть соглашение может быть признано недействительным только если само юридическое лицо, заключившее такое соглашение, оспорит его в суде в течение 1 года с момента заключения.

 

Но в любом случае соглашение, ограничивающие право акционера приобретать или продавать свои акции, будет противоречить пункту 2 статьи 209 ГК РФ, гарантирующей собственнику право распоряжаться принадлежащим ему имуществом любым не запрещенным законом способом, а также пункту 2 статьи 7 ФЗ «Об акционерных обществах» и некоторым иным.

 

Несоответствие положений акционерного соглашения действующему законодательству влечет возможность его признания недействительным в судебном порядке и невозможность принудительного исполнения таких соглашений, заключенных по российскому праву, а, следовательно, во многом теряется смысл их заключения. Открытым также остается вопрос о том – можно ли признать недействительным решение общего собрания акционеров, принятого на основании договоренностей, закрепленных в акционерном соглашении. С точки зрения части 7 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах» акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров если:

 

1) такое решение принято с нарушением ФЗ «Об акционерных обществах», иных правовых актов Российской Федерации, устава общества;

2) решением нарушены права и законные интересы акционера, акционеру причинены убытки.

 

С одной стороны, необходимо учитывать, что если сторонами соглашения являются акционеры, а не общество, то формально общество не связано его нормами и признавать его решения недействительными на этом основании не вполне логично.

 

При этом, с другой стороны, как следует из изложенного выше, акционерные соглашения, ограничивающие право на продажу/покупку акций, противоречат правовым актам Российской Федерации. Однако, если в результате решений общего собрания, принятого с учетом договоренностей акционерного соглашения, акционеру не были причинены убытки – суд, скорее всего, признает такое решение действительным.

 

В качестве примера подобного соглашения (не оспоренного на данный момент в суде), можно привести известный договор между акционерами АФК «Система» и Deutsche Telecom, в соответствии с которым в течение 6 месяцев после размещения Deutsche Telecom обязалось не продавать принадлежащие компании акции ОАО «МТС», за что, в свою очередь, получило право назначить 2 членов совета директоров по своему усмотрению.

 

В отношении соглашений, устанавливающих некие дополнительные требования в отношении способа или предмета голосования общего собрания акционеров, возникают другие проблемы – во-первых, такие соглашения зачастую противоречат императивным нормам ФЗ «Об акционерных обществах». Во-вторых, даже если такие изменения (по сравнению с установленными законом правилами) все-таки возможны, то действующее законодательство прямо устанавливает, что такие изменения должны быть закреплены в уставе общества (данное правило также верно и для соглашений, устанавливающих иной порядок покупки или продажи акций акционерами). Таким образом, в подобных случаях акционерные соглашения можно расценивать лишь как предварительный этап перед принятием соответствующих решений и внесения изменений в устав.

 

Вне зависимости от вида заключаемых акционерных соглашений, всем им свойственен один существенный недостаток – сложность их исполнения и сама возможность судебного принуждения к их исполнению. Суд не вправе сам назначить, например, члена совета директоров – а значит, не может и принудить акционеров – участников акционерного соглашения – к исполнению принятого на себя обязательства в натуре. Даже если само по себе требование акционерного соглашения не противоречит нормам закона, и будет принято решение об исполнении акционерного соглашения, то в любом случае на данный момент отсутствует процессуальный порядок исполнения такого решения – как в соответствующих процессуальных кодексах, так и в законе об исполнительном производстве.

 

Фактически невозможно так же применить и различные виды ответственности (как правило штрафы), предусмотренные акционерными соглашениями – поскольку если само соглашение будет признано недействительным – автоматически будет отказано и в требовании о взыскании убытков либо договорной неустойки. Даже если само по себе соглашение будет признано действительным и в нем будут предусмотрены штрафы за невыполнение условий соглашения сторонами, то нельзя забывать о праве суда снизить размер договорной неустойки согласно положениям статьи 333 ГК РФ – то есть эффективность финансовых мер принуждения в данном случае минимальна.

 

Единственным способом обеспечения, не зависимым от действительности либо недействительности основного обязательства, является банковская гарантия, которая с этой точки зрения могла бы быть использована для стимулирования сторон акционерного соглашения исполнять принятые на себя обязательства. Однако такой способ представляется не очень перспективным, поскольку для того чтобы эффективно использовать банковскую гарантию как меру обеспечения обязательств сторон придется выдавать банковскую гарантию для каждого случая.

 

Из-за проблем, возникающих при заключении акционерных соглашений в Российской Федерации, в настоящее время такие соглашения заключаются таким образом, чтобы применимым правом было право иностранной юрисдикции, в которой развит институт акционерных соглашений. Как правило, стороны строят акционерные соглашения на праве Великобритании, США, Швеции или Нидерландов, а также оффшорных стран со схожими правовыми системами.

 

Для того чтобы заключенное акционерное соглашение подпало под юрисдикцию иностранного государства стороны либо сами по себе акционеры – юридические лица регистрируются в необходимом им государстве, либо же акции российской компании передаются в управление (вносятся в уставный капитал) иностранной компании в размере, достаточном для управления. В последнем случае необходимое акционерное соглашение заключают акционеры иностранной компании-холдинга.

 

Однако такой выход из ситуации слабо применимо в отношении физических лиц – миноритариев, которым для того чтобы подчинить имеющееся между ними акционерное соглашение иностранному праву придется либо создавать некую компанию в иностранной юрисдикции, уставом или акционерным соглашением в которой будут определены их взаимные права и обязанности, либо создать некую российскую организацию (общество с ограниченной ответственностью, некоммерческое партнерство, или иную), внеся в уставный капитал свои акции и передать право управления этой организации иностранному юридическому лицу.

 

При этом принципиальным моментом является определение подсудности – стороны выбирают тот суд, где можно будет реализовать положения акционерного соглашения, взыскать с нарушившей его положения стороны денежную компенсацию (например – Лондонский или Стокгольмский арбитраж). Сложностью является только исполнение решений иностранных судов в отношении российских акционерных соглашений «в натуре» - фактически исполнить решение о том, каким образом должно было быть произведено голосование или проданы акции в России невозможно.

 

Теоретически существует возможность заключить и соглашение между российскими участниками, указав в арбитражной оговорке в качестве применимого права, например, право Кипра. Однако, как показала судебная практика, такое соглашение может быть признано недействительным в судебном порядке, о чем говорит, например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа по так называемому делу Мегафона (дела № Ф04-2109/2005(14105-А75-11), Ф04-2109/2005(15210-А75-11), Ф04-2109/2005(15015-А75-11), Ф04-2109/2005(14744-А75-11), Ф04-2109/2005(14785-А75-11). Остановимся чуть подробнее на описании этого дела, так как его смело можно назвать знаковым для современной практики акционерных соглашений в России. Истцы обратились в суд с заявлением о признании недействительным (ничтожным) соглашения акционеров на основании того, что соглашение противоречит публичному порядку Российской Федерации в части применения права Швеции к порядку:

 

Осуществления деятельности Обществом;

 

Осуществления деятельности собрания акционеров;

 

Осуществления деятельности совета директоров Общества, правления и генерального директора;

 

Управления финансами;

 

Передачи акций и сопутствующих прав;

 

Запрета на конкуренцию.

 

Суд первой инстанции признал недействительными указные положения акционерного соглашения, что было подтверждено судами апелляционной и кассационной инстанций.

Дополнительно судами был сделан вывод о том, что, несмотря на наличие арбитражной оговорки, тот факт, что сделка ничтожна в силу противоречия императивным нормам законодательства Российской Федерации, дает право на обжалование этой сделки любому заинтересованному лицу в суд, находящийся в Российской Федерации по общим правилам подсудности. При рассмотрении акционерных соглашений в отношении российских компаний также должны применяться только нормы российского права, даже если в самом соглашении в качестве применимого права указано иное, поскольку в силу императивных норм прямого действия российское законодательство является правопорядком, имеющим наиболее тесную связь с предметом спора, то применимым правом к вопросам действительности соглашения акционеров является исключительно право Российской Федерации. Так, суд прямо указал, что «поскольку нормы российского законодательства, регулирующие вопросы недействительности договоров, носят императивный характер, то при оценке законности Соглашения подлежат применению исключительно действующие нормы российского законодательства. … В силу публичного порядка РФ и российских императивных норм права, оговорка Соглашения о применяемом шведском праве при оценке законности Соглашения и при разрешении иных споров, вытекающих из него, не может рассматриваться как законная».

 

В силу перечисленных обстоятельств, принимая решение, суд пришел к выводу о том, что Соглашение акционеров ОАО «Мегафон» противоречит положениям статьям 164 Основ гражданского законодательства Союза ССР, статье 566 ГК РСФСР, пункту 1 статьи 1206 ГК РФ, предусматривающих, что возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом.

 

Решение суда по указанному делу сложно назвать безупречным и некоторые его выводы представляются не однозначными, однако оно есть и в свете крайне не многочисленной существующей российской судебной практики по этому вопросу пока следует учитывать мнение российских судов на заключаемые акционерные соглашения.

 

Очевидно, что для того чтобы применение акционерных соглашений в России вышло на новый уровень и постепенно стало возможным для всех компаний, у которых возникнет в этом необходимость, соответствующие изменения должны быть внесены в действующие законодательные акты – в первую очередь в федеральные законы «Об акционерных обществах» и «Об исполнительном производстве».

 

В настоящее время рабочая группа Министерства экономического развития РФ готовит широко обсуждаемый проект закона о внесении изменений в ФЗ «Об акционерных обществах», в соответствии с которым заключение акционерных соглашений станет возможным и в России; а также станет возможным признание соглашений, заключенных в иностранных юрисдикциях. В частности, планируется введение возможности заключения акционерных соглашений по вопросам компетенции общего собрания акционеров, выдвижении одним акционером в органы общества кандидатов, предложенных другим акционером, правах и обязанностях сторон по приобретению и/или отчуждению акций при наступлении определенных условий и иных условиях, не противоречащих законодательству Российской Федерации. Так же законопроект должен предусматривать возможность предоставления миноритарным акционерам бОльших гарантий для защиты их прав, возможны изменения в части порядка купли-продажи акций мажоритарными акционерами с учетом прав миноритариев и иные.

 

Дополнительно предусматривается важнейшая возможность обеспечения исполнения акционерных соглашений – а именно законопроект предполагает введение финансовых гарантий в качестве обеспечения, то есть сторона акционерного соглашения, нарушившая его положения, должна будет выплатить компенсацию, определенную сторонами. Этот вопрос является одним из самых спорных положений законопроекта, поскольку предполагаемый к введению институт ближе всего по своей правовой природе к заранее оцененным убыткам – институту, характерному для англо-саксонской правовой системы. И именно в связи с этим в первую очередь будет необходимо внести изменения в законодательство об исполнительном производстве, поскольку пока сложно предположить точный порядок приведения в исполнение судебных актов о взыскании компенсаций за неисполнение акционерных соглашений.

 

Между тем, пока законопроект, позволяющий заключать акционерные соглашения, даже не внесен в Государственную Думу на рассмотрение, поскольку он до сих пор не прошел согласование в правительстве и администрации президента, а также имеются вопросы со стороны Высшего Арбитражного суда. Самые большие разногласия вызывает вопрос о возможности распространения на заключенные акционерные соглашения режима коммерческой тайны. С точки зрения правительства, а также Высшего Арбитражного суда если условия акционерных соглашений будут известны только их участникам, то в таком случае возможно наличие сговора между ними, что нанесет ущерб другим акционерам, которые не участвуют в соглашении. К тому же в международной практике акционерные соглашения, как правило, являются публичными документами наряду, например, с уставом общества или данными о проведении общих собраний.

 

В каком виде законопроект об акционерных соглашениях поступит в Государственную Думу и когда это точно случится – остается неясным. Возможно, что в том виде, в каком законопроект согласовывается Министерством экономического развития, он не будет принят в настоящее время, но будут внесены изменения в ФЗ «Об акционерных обществах», которые введут возможность принятия альтернативных решений по вопросам, которые сейчас урегулированы императивными нормами – и, в таком случае, снимутся противоречия между нормами принимаемых акционерных соглашений и действующего закона.

 

Однако нельзя не признать, что до того момента, пока не будет приятно принципиальное решение – быть или не быть акционерным соглашениям в России – российские компании будут вынуждены пользоваться возможностями, предоставляемыми им иностранными юридическими системами.



Источник: http://www.advisers.ru
Категория: Корпоративное право | Добавил: Administrator (18.08.2008) | Автор: И. Мельникова, АКГ «Интерком-Аудит» W
Просмотров: 907